ЛИЦА ПОБЕДЫ. ЛОБАНОВА ЕВДОКИЯ РОМАНОВНА

ЛИЦА ПОБЕДЫ.  ЛОБАНОВА ЕВДОКИЯ РОМАНОВНА
ЛИЦА ПОБЕДЫ.  ЛОБАНОВА ЕВДОКИЯ РОМАНОВНА
Фото: nfreg.ru

С частями 33-й армии дошла до Германии Евдокия Романовна Лобанова. Она родом из д.Могутово. 7 человек было детей в семье Лобановых (5 девочек, 2 мальчика), раскулачили с 4-мя детьми, 3 девочки остались в Наро-Фоминске у родственников. Родные мамы жили на ул. Фрунзе, маленький брат умер в Магнитогорске.

До войны училась в училище в Мытищах, вступила в истребительный батальон, параллельно училась на курсах медсестёр. На фронт, санинструктором в 65-й гвардейский артиллерийский полк, уходила седьмого ноября прямо с парада 1941 года.

Родом Евдокия Романовна из деревни Могутово, до войны работала на Наро-Фоминской прядильно-ткацкой фабрике банкоброшницей (была такая профессия на приготовительном этапе прядильного производства) и одновременно училась в школе ФЗУ и в вечерней школе. Сдала экзамены хорошо и вместе с другими парнями и девушками была направлена в строительное училище в Мытищи, где проучилась четыре года.

Летом 1941 года Дуся Лобанова и ещё несколько человек из нашего района (в том числе Шульцева, Брачёва Вера) проходили практику на Апрелевском заводе термоизделий. После дежурства в лаборатории поздно вечером шла в общежитие, размышляя о будущей, как ей казалось, счастливой жизни. А утром узнала о нападении фашистов.

Сразу же поехала домой, сказать матери, что идёт на фронт. Решение было настолько категоричным, что та, всплеснув руками и прошептав: «Мужики пусть бы воевали, а не ты, девчонка», собрала дочь в дорогу. Вернувшись в Мытищи, Дуся Лобанова вступила в истребительный батальон, параллельно училась на курсах медсестёр.

На фронт уходила седьмого ноября прямо с парада. «Приехали накануне вечером, — вспоминает Евдокия Романовна, – вся Москва завалена мешками с песком. Готовились к параду, почти всю ночь не спали, очень хотели услышать выступление Сталина. В эту ночь было заседание на станции метро «Маяковская», мы, конечно, не знали, где выступает вождь, но, по своей наивности, надеялись как-нибудь туда попасть, но напрасно. Потом ждали в каком-то огромном помещении, даже немного уснули. Мы шли с истребительным батальоном, поэтому переоделись в тёмные костюмы, сшитые для партизан. Построились возле гостиницы «Балчуг». Наша колонна должна была идти последней, мы так и стояли. Вдруг в небе, как раз над Киевским вокзалом, появился немецкий самолёт. Все как-то сразу напряглись, испугались, что сбросит бомбы… Но он нас не бомбил, его быстро подбили, мы видели, как он упал, на куски рассыпался в небе. По колонне вздох облегчения пронёсся…».

Всё было, как мы привыкли видеть в кино: построение, объезд, поздравление. Лобановой запомнилось, что голос при этом у генерала был словно бы грустный, не звонкий.

А потом они услышали Сталина: «На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. … Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина! … Под знаменем Ленина — вперёд к победе!».

Когда шли по Красной площади, Дуся Лобанова почувствовала себя совсем плохо: от волнения и от усталости, а больше всего, наверно, от голода. Голова кружилась, она совсем не могла идти. Но парни поддержали с двух сторон, фактически пронесли под руки, не дали упасть.

«Когда прошли, — продолжает Евдокия Романовна, — вернулись в Мытищи, забрали свои вещи и пошли в военкомат. Направили – кого куда, меня – в 8-й запасной полк, там служила недолго, полторы – две недели, потом — санинструктором в 65-й гвардейский артиллерийский полк 33-й армии. Полк этот был так разбит, что его расформировали, а меня из штаба армии направили в дорожно-строительный батальон».

Е.Р.Лобанова прослужила в составе частей 33-й армии всю войну, участвовала в освобождении Монастырщины, Белоруссии, Польши, дошла до Германии.

 «Стелили брёвна, доски, работа тяжёлая … Я работала санинструктором, жили в деревнях, в домах, местные жители всё-таки остались…


Утором – проверка на педикулёз… немцы, отступая, оставляли очень добротные благоустроенные блиндажи и землянки, но жить в них было невозможно, очень завшивленные… У наших, хоть жили более ухабисто, вшей не было. Мы за этим следили, были дезкамеры, в них всю одежду прожаривали в течение часа, солдаты или ждали в спец.помещении, или мылись в это время в бане. В начале 42 года – формирование конно-санной роты. Сани, на них — коробки деревянные. С этой ротой – в места окружения 33 армии, экипировка хорошая была, надеялись, что смогут пробить коридор туда, но наш поход был отменён. Тесно сотрудничали с кавалерийским эскадроном. Командование его решило – провести занятия по использованию противогаза, я обучала их. В части проводился смотр художественной самодеятельности. Я должна была петь, но у меня не было подходящей одежды, только форма, девочки меня одели, некоторые имели платья, готовили мы песню- «Я на подвиг тебя провожала, над страною гремела гроза…

Аккомпаниаторы мои стушевались, не смогли взять мелодию, я расплакалась, но спела. Пели «Огонёк»: «на позиции девушка провожала бойца»…
Случайно встретила мужа двоюродной сестры, танкиста.
Моя сестра работала в госпитале, с ней тоже была случайная встреча в Спас-Деменске.

«Мы базировались в какой-то деревне недалеко от Шапкино на берегу Протвы, там были страшные бои … Иду как-то, дети катаются с горы, с берега, прямо на трупах немецких солдат. Я им говорю, не надо, они же люди тоже, но у них такая ненависть была тогда. Однажды я пошла в лес, наши солдаты там дорогу строили, и кто-то заболел, вдруг выстрел, чувствую, пуля прошла рядом с ухом, это на дереве там «кукушка» была … Я бежать. Наши бросились искать, но не нашли, он затаился. Линия фронта была близко, артобстрелы были постоянно, ориентировались эти кукушки в лесу хорошо. Прятаться тоже надо уметь – не под бензовоз же!»

«После освобождения Монастырщины, когда пошли по Белоруссии, передвигались пешком. Бои были очень тяжёлые, раненых много было, но больше всего потрясло страшное известие, что фашисты перед отступлением живыми закопали людей. Рассказывали, что даже земля двигалась в этом месте… Откапывали и живых, люди ещё дышали…»

Среди освободителей другого концлагеря, в Польше, была Евдокия Романовна Лобанова: «Это был детский концлагерь, где немцы сжигали детей. Наш дорожно-строительный батальон расположился недалеко, и мы пошли туда посмотреть. Одноэтажные дома, как бараки, колючая проволока, а кругом – цветущая трава. Зашли в первый. Там сразу попали в комнату, уставленную стеллажами, доверху забитыми детской обувью… Дальше я пойти не смогла. Германия, Франкфурт-на-Одере, долго стояли.

Живут зажиточно, всё обустроено, дважды в год стирка, уборка – осенью, весной. Культура. Купалась в Одере, в Шпрее. Девушкам было тяжело на войне. Вату выдавали, но помыться хочется, использовали всякую возможность, реки тоже».

«Закончила войну в Германии, работала там в госпитале для военнопленных. Из лагерей, очень слабого здоровья. Очень тяжёлая работа, во время войны я так не изматывалась, работала по 24 часа.

Вернулась сюда в ноябре 46. В нашем маленьком домике жило тогда 10 человек. Трофеи – из Альтус – лагерь, там жили немецкие лётчики, привезла 4 пуховых одеяла, для каждой сестры. Вообще мы ничего не брали, кроме женского белья, с этим на войне трудно было».

Из статьи ВПЕРЁД К ПОБЕДЕ! (Основа, 2006):
Утром 7 ноября 1941 года примерно в 8 часов 10 минут все радиостанции Советского Союза вдруг начали передавать речь И.В.Сталина перед участниками военного парада. Эффект был огромный.

Спустя 65 лет в Москве опять прошёл парад. Не настоящий, а «игрушечный», театрализованное представление, воспроизводившее тот исторический парад 1941 года. Воспитанники военных училищ, члены военно-исторических клубов прошли по Красной площади в амуниции начала Великой Отечественной войны.

На трибуны пригласили ветеранов, в их числе были и участники того незабываемого парада. Но не все. Одна из них, жительница Наро-Фоминска Евдокия Романовна Лобанова смотрела парад по телевизору. Смотрела и плакала, вглядываясь в лица тех, кто, как и она, холодным пасмурным утром 7 ноября 1941 года прошёл по главной площади страны и сразу отправился на фронт. Кажется, даже узнала двоих или троих.

 
По теме
23 мая погибшему в Специальной военной операции коломенцу Олегу Валерьевичу Храмкину открыли мемориальную доску в здании Автоколонны 1417, где он работал.
« Кто сказал, что надо бросить Песню на войне? После боя сердце просит Музыки вдвойне.
В центре Киева произошла массовая драка - РТВ-Подмосковье Фото: istockphoto / globalmoments Следите за нашими новостями в удобном формате На улице Крещатик в центре Киева произошла массовая драка, сообщает издание «Страна.ua» в своем Telegram-канале.
РТВ-Подмосковье
Марш-бросок «Волоколамский рубеж» открыли в селе Ярополец - РТВ-Подмосковье Фото: пресс-служба администрации Волоколамского округа Следите за нашими новостями в удобном формате Открытие шестой ежегодной военно-патриотической акции марш-бросок «Волоколамский рубеж» состоялось 26 мая в селе Ярополец,
РТВ-Подмосковье